Конец банковской тайны

Конец банковской тайны

Perlamare Switzerland Private banking

 

Швейцария может заключить с ЕС налоговое соглашение, предполагающее раскрытие банковской тайны.

Последние пять лет Швейцария зубами и когтями боролась, чтобы сохранить свою 80-летнюю традицию защиты тайны клиентов национальных банков. Однако сейчас страна может не устоять перед натиском со стороны властей ЕС, пишет Bloomberg. В регионе усиливается борьба с уклонением от уплаты налогов после серии громких скандалов, и в конце концов власти начали переговоры о новом налоговом соглашении с ЕС, предполагающем раскрытие банковской тайны по требованию компетентных органов.

 

Точное содержание требований ЕС пока неизвестно. Кажется маловероятным, что регион будет просить швейцарские банки автоматически обмениваться информацией о деньгах, которые держат в своих сейфах в швейцарских банках граждане ЕС. Однако то, что вопрос сейчас обсуждают, не вызывает сомнений. Если власти страны пойдут даже на небольшое послабление в данном вопросе, такой шаг, говорит Стефан Гарелли, профессор бизнес-школы IMD в Лозанне, будет «последним гвоздем в гроб» системы секретности, которая помогла швейцарским кредиторам получить порядка 2,8 трлн долларов иностранных активов на свои депозиты. Другие эксперты более осторожны. «Банковская тайна, безусловно, ослабляется, — говорит Райнер Скиерка, банковский эксперт Sarasin в Цюрихе. — Но я бы не решился сказать, что она умирает, потому что пока действительно неясно, что за соглашение будет заключено с ЕС, какие станет охватывать виды активов, и уж точно оно не может охватить содержимое сейфов».

Впрочем, направление переговоров вполне понятно. Швейцария сломала табу на обмен данными в феврале, когда раскрыла информацию для властей США, в соответствии с FATCA, законом, который требует, чтобы иностранные банки автоматически предоставляли информацию об офшорных активах американских граждан. Обмен данными с ЕС был бы еще более важным и показательным шагом, утверждает Мартин Браун, профессор банковского дела в Университете Санкт-Галлена. «Средства американских клиентов составляют значительную долю иностранного капитала, находящегося в швейцарских банках. Но доля средств из стран ЕС значительно выше», — говорит он. Сейчас основной вопрос, утверждает профессор Гарелли, — это то, какие уступки швейцарские власти могут получить от своих европейских коллег в обмен на согласие об автоматическом обмене данными.

Эвелин Видмер-Шлумпф, швейцарский министр финансов, заявила две недели назад, что она будет готова ввести автоматический обмен информацией, если процесс будет стандартизирован, понятен и не приведет к ухудшению ситуации в национальных кредитных организациях. В результате многие швейцарские частные банки уже начали адаптацию своих моделей деятельности к общемировой практике работы с непрозрачным капиталом, так как они больше не смогут опираться на секретность как на конкурентное преимущество. Проблема этого подхода, однако, заключается в том, что многие банки не могут предложить услуги достаточно высокого качества. Банки, которые окажутся не в состоянии провести необходимые изменения, скорее всего, столкнутся с трудностями, а в отсутствие достаточного количества клиентов мелкие кредитные организации, возможно, даже придется закрыть.

Тем не менее в долгосрочной перспективе отход Швейцарии от банковской тайны должен быть в интересах как страны, так и ее финансового сектора. На международном уровне стране просто необходимо решить проблему, которая привела к ухудшению отношений Швейцарии с ее самым важным торговым партнером — ЕС. «Швейцария имеет очень разнообразную экономику. Это не только шоколад и часы. Это также фармацевтика, машиностроение, пищевая промышленность, туризм, — говорит Гарелли. — Все эти секторы очень хорошо представлены на международном уровне, не потому, что они извлекают выгоду из специальных законов, а потому, что они действительно хорошо работают. И нет никакой причины, почему швейцарские банки не могут делать то же самое».

В последнее время борьба с банковскими тайнами сейчас вошла в моду в Европе и в США, отмечает старший аналитик компании «Альпари» Дарья Желаннова. Наряду с «кампанией» против офшоров власти усиливают контроль над финансовыми потоками. Налоговые органы получают все больше полномочий и усиливают сотрудничество с коллегами в других странах. Это долгий процесс по поиску компромисса между властями, которые борются с отмыванием денег, и финансовыми институтами, которые защищают интересы своих клиентов. Но Швейцария, несмотря на очевидное давление, битву еще не проиграла. Исход будет зависеть от конкретных требований регуляторов.

Между тем надо понимать, что таким образом Европа глобально пытается свести свои финансовые риски к минимуму. Кризис на Кипре, который был связан именно с теневой экономической деятельностью, видимо, стал последней каплей для регуляторов, объясняет директор аналитического департамента Московского фондового центра Елена Чернолецкая. И сейчас власти ЕС пытаются защититься от проблем, связанных с «серыми» схемами, пусть и ценой частичной потерей инвесторов.  Кроме того, авторитет именно швейцарских банков в последнее время был сильно подорван скандалами. Так, к примеру, инвесторы вряд ли могли благоприятно оценить последнюю историю с экс-министром бюджета Франции Жеромом Каюзаком, который тайно хранил деньги в швейцарских банках — на фоне масштабного сокращения расходов по всей Европе факт сохранения «серых» средств крупных чиновников подрывает авторитет не только власти, но и банков.

Так что неудивителен тот факт, что страны ЕС готовы снизить степень конфиденциальности своих клиентов. Да, это уменьшит общий приток инвестиций и денежных средств, но при этом повысит доверие со стороны объединенных властей ЕС и населения региона. А если учесть, что безопасных точек в мире, которые готовы отвечать за деньги клиентов, остается не так много, становится понятно, что Швейцария не боится длительного оттока вкладчиков и готова переходить на новое регулирование. Важнее то, что все страны ЕС делают это одновременно, не оставляя денежным потокам выбора.

К тому же мир не является однополярным, и соглашение пока распространяется только на страны Запада, напоминает партнер компании «Налоговик» Сергей Варламов. Там институт банковской тайны лишен перспектив развития или хотя бы оставления в том виде, в каком он существует сейчас. Тайна вкладов постепенно будет уничтожаться. Скорее всего, по всей Европе информация о банковских счетах будет доступна практически всем фискальным и правоохранительным органам. С учетом этого в Европе, где налоги одни из самых высоких в мире, практически невозможно будет оптимизировать платежи компаний в казну, и развивать бизнес в регионе окажется крайне проблематично. Новые меры против банковской тайны приведут к негативным последствиям для компаний, которые до настоящего момента хранили в Швейцарии свои деньги и которые собираются делать это и дальше. Пока что мир не готов к всеобщей и повсеместной ликвидации института банковской тайны. Но факт участия Швейцарии в реализации столь громкого соглашения однозначно наносит решительный и сокрушающий удар по банковской тайне в Европе.

В этой связи в дальнейшем азиатские юрисдикции будут более привлекательны для финансов, и можно ожидать оттока денег в Сингапур, Малайзию или Гонконг, уверен адвокат компании «Налоговик» Сергей Литвиненко. Корпоративное регулирование там предельно простое, а банковская тайна незыблема. Теоретически отток из швейцарских банков должен быть фантастическим, поскольку их клиенты выбирают не из-за качества обслуживания, а из-за надежности и умения хранить чужие секреты. Впрочем, объем оттока является спорным. Государствам вряд ли будет нравиться такое положение, и дальнейшие меры против налоговых уклонистов станут совершенствоваться. К примеру, власти смогут вводить новые налоги или повышать существующие относительно доходов, получаемых налоговыми резидентами из зарубежных стран (например, налог на сверхдоходы). Могут также вырасти налоги на потребление (налог на роскошь).

Источник:

Анна Королева. Интернет версия журнала "Эксперт"

e-max.it: your social media marketing partner