Правила жизни в Италии

Правила жизни в Италии

PerLaMare Positano

Италия — это коммунальная квартира. Такая метафора помогает понять буйный и загадочный характер этой страны и не допустить роковых ошибок при встрече с местной ментальностью.

Al Piccolo Bar at night in Piazza Umberto-Capri by Carole Russell

«Если ты думаешь, что в этой стране хоть где-то есть место, где тебя никто не видит, ты очень ошибаешься», — сказал муж-итальянец, высвобождаясь из моих тесных объятий. Я удивленно пожала плечами: была поздняя ночь, и мы стояли на совершенно безлюдной микроскопической площади южного городка. Но оглядевшись по сторонам, я поняла, что на самом деле мы жмемся друг к другу внутри двора-колодца и все балконы нацелены на нас. С одного за нами действительно пристально наблюдала прятавшаяся под покровом ночи старушка. Ведите себя прилично, вы всегда на виду.

PerLaMare Bookshop Venice ItalyНедавно я увидела в местной газете заметку: при попытке ограбления книжного магазина задержаны и на следующий день осуждены условно двое местных ребят. Это был магазин нашей знакомой, и я зашла спросить, как все произошло. Оказалось, в пять утра воры приподняли монтировкой стандартную в этих краях железную штору-забрало, взяли оставленные в кассе магазина 5 евро, товар и попытались скрыться. Конечно же, с балкона их увидел приятель хозяйки книжного, работающий вышибалой в клубе и как раз вернувшийся домой после ночной смены. Он позвонил в полицию, та приехала мгновенно и задержала парней. Типичная история преступления и наказания по-итальянски, нужно уточнить только две детали: оставлять в кассе 5 евро ворам «на чай» — местная традиция, чтобы в бешенстве чего не расколотили. А после торжества справедливости и правопорядка бдительный вышибала сказал хозяйке спасённого магазина «ну сколько я буду уже следить за вами, а!». Нежно пожурил, как какой-нибудь папаша, пытающийся быть грозным.

Итальянцы всегда плетут сети социальных отношений и стремятся заработать социальный капитал, чтобы участвовать в традиционном обмене услугами, скидками, улыбками, связями и информацией. Это подсознательное – они улыбаются, стараются и выручают, зная, что если что – их выручишь ты. В своем жестоком-жестоком мире они очень зависят от этой дружеской сети.

Выглядит это так: любой итальянец живёт, как звезда телесериалов средней руки. Выходит вечером на прогулку, чтобы здороваться со всеми знакомыми; идёт с друзьями в бар на пиво или аперитив, чтобы делать опровержения, заявления и фотографии; участвует в свадьбах на 150 человек, где никто не напивается, а все лишь раскланиваются и светски беседуют; спешит на крестины и похороны в специально купленном к церемониям костюме; получает рекомендации от друзей и родственников, куда пойти работать. Так что если вы славно отужинали в гостях, предполагается, что в следующий раз ужинать все будут у вас дома.

PerLaMare Italia FestaDiGrupo

Правило логически вытекает из предыдущего. В этой стране дохлый интернет и полумёртвые сайты для поиска работы. Место проще найти, если в булочной разговоришься с одноклассником папы. Лучшего фотографа, разработчика сайтов и пекаря подскажет не интернет и не кадровое агентство, а сарафанное радио. Исключения есть, но их ничтожное количество. Через сайты работу надеются найти только бирюки и одинокие эмигранты в Милане, которым не с кем и не перед кем вести светскую жизнь. Не будьте букой, заводите друзей как можно раньше и больше. Связи в этой стране решают абсолютно всё. Это прискорбно, потому что нередко компетенция сотрудников на любых уровнях совершенно вторична. Здесь есть выражение «ничейный сын», и относится оно ни к сиротам, а к детям неважных родителей, шансы которых на приличную работу и жизнь почти ничтожны.

В коммунальной квартире все вынужденно вместе, но каждый сам за себя. В языке коммунальность закреплена важным словом «коммуне», которое переводится как «общее», но на самом деле означает «мэрия». Почти в каждом городе есть «вилла коммунале», но это не коммунальная вилла, конечно, а всего лишь городской парк. В городах «красного пояса» типа Болоньи или Модены туалет не зовётся туалетом, а «общественными гигиеническими услугами», но всё это лишь подчёркивает эгоистический хитрый индивидуализм итальянцев. Они делают, что хотят и когда хотят. Путешественник постоянно сталкивается с этим произволом. Придя в ресторан, вы можете обнаружить, что работает он только в ужин или обед, или вообще закрыт в связи с трауром. На витрине моего любимого зеленщика вчера красовалось прекрасное объявление: «Извините, но в следующий раз после обеда мы будем работать с 32-го августа. Мы все страшно устали». Дружить с такими индивидуалистами сложно, но интересно. Они непредсказуемы и могут внезапно стать полезными вам в приступе особого расположения.

PerLaMare man and woman Italy

Не забывайте здороваться, прощаться и махать рукой даже едва знакомым людям. Это не Москва, вы в густо замешанном социуме, связанном липкой паутиной взглядов, оценок, мнений и сплетен. Правило не действует в туристических резервациях типа центра Рима, Милана и Римини, где людей так много, что ненавязчивая социальная паутина превращается в склеившийся комок пищевой плёнки, которую никому не интересно расклеивать. Ограничения к этому правилу тоже имеются: если вы, девушка, идёте по улице и улыбаетесь как бы всем вместе и никому в частности, будьте готовы к тому, что в путеводителе Lonely Planet по Италии называется «навязчивым нежелательным вниманием со стороны мужчин». Улыбка в никуда вызывает даже в самых неказистых и престарелых гормональные бури, губы складываются для присвистывания, а взгляды несут настолько мощный заряд тестостерона, что вам может стать сильно не по себе.

PerLaMare Italia MafiaЕсли после убийства, взрыва или похищения на вопросы полицейских вся деревня дружно отвечает известную в этих краях формулу «я ничего не видел, я спал» — дело пахнет мафией. В коммунальной квартире все всё всегда видели. Отведённые взгляды – это отказ от сотрудничества с государством, к которому нет никакого доверия во многих южных местечках, типа Корлеоне, родине прославленного дона. Мафия тут видится как местное самоуправление, а государство с его полицейскими, налогами и законами – как оккупационная власть белых англо-саксов на аборигенских землях с вековыми традициями. Недоверие к государству, к современной экономике, всяким там стартапам и инвестициям в будущее приводит обитателей коммуналки к единственному понятному им способу инвестировать – в кирпич, цемент и бетон. На Сицилии на государственные деньги построены огромные ветряки, чтобы развивать альтернативные источники энергии – но лопасти не крутятся, потому что ветра дуют немного в стороне. Что делать? Кто виноват? Конечно, мафия.

Италия любит асфальт и цемент больше всех европейских стран. Дома, дороги и прочее строятся постоянно. Учитывая, что немалая часть Италии – это глинистые холмы, время от времени полузаконно построенные виллы и прочие убогие цементные коробки сползают со склонов. Коммунальный народ голосовал за скомороха и бабника Берлускони именно потому, что этот карнавально-ярмарочный персонаж время от время устраивал амнистию незаконно построенным домам. Он умно действовал и на других жизненно важных для коммуналки фронтах – ему принадлежали футбол и смешной, полностью подконтрольный телевизор. Также ему помогали подкуп, юмор, наглость и скрытые финансовые сети. Берлускониевым стартапом по-итальянски стала мутная финансово-строительная операция «Милан-2», построенный в 70-е (вероятнее всего, на деньги мафии) огромный квартал. Расследовать цементно-строительные спекуляции тоже любимое занятие итальянцев – так имитируется народно-журналистский контроль за расходованием бюджетных средств. Смотрите, автострада за 29 миллионов так и не действует, сколько лет уже! А асфальтоукладчик и ныне там, как говорится.

PerLaMare Silvio BerlusconiЕсли вы куда-то едете, ничего не бойтесь, здесь нет мест, где вы не сможете купить что-то нужное или попадёте к закутанным в ватники беззубым людям, не знающим о существовании wi-fi. Передвигаться по стране можно налегке, словно прохаживаясь по обжитой гостиной. Где бы вы ни находились, в радиусе десятка километров обязательно найдется благоустроенный населённый пункт. В тесной зацементированной Италии путешествие – это не приключение, потому что один город плавно переходит в другой, а отличие города от деревни скорее в скорости жизни и продвинутости арт-тусовок, чем в доходах населения или архитектурном стиле. Любители бескрайних просторов и приключений ездят в свадебное путешествие в Австралию или Америку, обетованные земли простора и свободы. Для любителей внутреннего экстрима есть магический, щедрый и проблемный юг Италии. Друг, вернувшийся из мотоциклетного тура по Апулии, Базиликате и Калабрии, жаловался, что из нескольких вариантов дорог от пункта А до пункта Б выбирать иногда не приходится. Необходим опрос местного населения, чтобы узнать, что по одной дороге проехать нельзя, потому что вчера рухнул бетонный мост, но и по другой тоже нельзя, потому что 8 лет назад с горы упала глыба, да так там и лежит. Юг беден, потому что мафия и мало производства, и националисты промышленного севера периодически хотят его отделить, чтобы не тратить на него денег. Так что эта часть итальянской гостиной немного более заброшена, однако и там всё нужное есть.

Даже если вы удалились на природу, люди будут везде: заборы и крыши, двухмерные яблони с автополивом или аккуратно подстриженные оливковые деревья, виллы, пальмы, кем-то купленные и привезённые за сотни километров ради эффектного озеленения, элегантные руины хутора столетней давности – пейзажи будут разными на севере и юге, но объединит их одно – плоды человеческого вмешательства повсюду. Разве что забравшись далеко в горы, не встретишь людей с их бетоном, цветущими кустами, фресками и башнями, кафе и магазинами, карманными собачками, машинами и огромными опорами автострады.

PerLaMare Italian Cuisine
Центр жизни любой коммуналки – это кухня, конечно. На ней всегда готовится нечто, освящённое вековыми традициями. Лишь редкие отщепенцы едят суши, не боясь отравиться насмерть. Лучшее – это то, что готовят мама и бабушка. Из кухни всегда чем-то пахнет, на кухне думается о главном – можно ли смириться с однообразной жизнью и маленькой зарплатой ради того, чтобы наслаждаться солнцем, моцареллой и помидорами? Поздним летом и осенью в каждом городе и деревни проводятся праздники еды – рагу из кабанятины, вишен, жареной рыбы, сыра или ещё чего-нибудь очень местного. На сельских праздниках много еды, музыки и танцев, так что участвуйте. В сентябре-октябре в винодельческих районах случаются дни открытых кантин, то есть виноделен, с дегустациями. Жест государственной солидарности в этих случаях – фактическая отмена проверок автомобилистов на алкоголь. Итальянцы любят вздыхать о нелёгкой судьбе народов, не знающих ризотто с морепродуктами и не додумавшихся до рецепта пармезана. Им нравится думать, что в плане кулинарной безопасности страны у них всё хорошо. Макаронные короли и сельскохозяйственные концерны – это тут большая экономическая сила, примерно как Рособоронэкспорт. Группа итальянских мужчин среднего возраста начинает обмениваться рецептами правильного томатного соуса к пасте после того, как женщины, политика и телевизор обсуждены.

ВОЙНА ОРУЖИЕ
31 августа Юлия Окунь

e-max.it: your social media marketing partner