Политические аспекты глобального управления природными ресурсами

Политические аспекты глобального управления природными ресурсами

Автор
Кандидат политических наук 
Жужа Д.Ю.

Современное развитие мировой системы характеризуется двумя важнейшими и взаимосвязанными процессам. С одной стороны - появление глобальных экологических проблем, а с другой – осознание общественностью и политическими акторами всеобщей взаимосвязи и взаимозависимости в области поиска адекватных механизмов решения транснациональных проблем, и появление исследований в области глобальных процессов и мировой политики, связанных с поиском методов и способов организации взаимодействия всех заинтересованных сторон в сфере эффективного управления использованием мировым сообществом природных ресурсов и обеспечения баланса экосистем нашей Планеты.

Вопросы сохранения климатических ресурсов становятся все более актуальными по причине серьезных химических изменений в стратосфере, которые приводят к разрушению озонового слоя. Загрязнение атмосферы создает опасность проникновения губительной солнечной радиации на Землю. Действие парниковых газов приводит к глобальному потеплению, которое без активного противодействия в будущем приведет к формированию негативной климатической и природной среды, что не замедлит сказаться на экономическом и социальном состоянии населения Земли. Некоторые исследователи допускают возможность климатического скачка, способного привести к новому ледниковому периоду.[1]

Россия играет ключевую роль в поддержании глобальных функций биосферы, так как на ее обширных территориях, занятых различными природными экосистемами, представлена значительная часть биоразнообразия Земли. Масштабы природно-ресурсного, интеллектуального и экономического потенциала Российской Федерации обусловливают важную роль России в решении глобальных и региональных проблем управления природными ресурсами и обеспечения охраны окружающей среды[2].

Сокращение загрязнения водных ресурсов и проблемы обеспечения населения земного шара питьевой водой – все чаще становятся ключевыми вопросами не только мирового экологического сообщества, но и выносятся на повестку дня международных форумов и переговоров глав государств и правительств[3]. Во время проведения Московского международного форума "Чистая вода" В. Путин отметил, что обострение дефицита воды ставит ее в один ряд с другими ключевыми ресурсами - такими, как нефть, цветные и черные металлы, природный газ[4].

Экстенсивные механизмы использования природных ресурсов человеком и обществом ради сохранения темпов экономического роста, увеличение населения Земли, научно-технический прогресс, вовлекающий в социально-практическую сферу неосвоенные территории и пространства, ведут к колоссальной антропогенной нагрузке на все экологические системы Планеты, и, в конечном итоге, могут подорвать ее жизнеобеспечивающий потенциал.

Анализ динамики негативного воздействия антропогенной деятельности на компоненты и объекты окружающей среды показывает, что экологическая ситуация как в целом по России, так и по отдельным субъектам Российской Федерации и муниципальным образованиям практически не улучшается[5]. Согласно проведенному Центром экологической политики и права Йельского университета, Центром международной информации науки о Земле, Колумбийского университета, Всемирному экономическому форуму и Объединенному центру исследований ЕС расчету Environmental Performance Index (Индекс качества окружающей среды) и индекса, отражающего "базовые тренды" составляющих ее качества по отношению к целям, поставленным в 1992 году на "Саммите Земли" в Рио-де-Жанейро: здоровье окружающей среды и жизнеспособность экосистем Россия занимает последнее 132 место[6].

Формирование общемировых механизмов решения проблем управления природными ресурсами на основе сотрудничества между нациями представляется одним из наиболее эффективных и результативных средств, которые, могут быть включены в состав «системы глобального регулирования». В связи с этим В.Д. Писарев пишет, что «создание системы управления глобальными процессами стало стратегической целью человечества»[7].

Первым важным шагом на пути формирования международной системы регулирования использования природных ресурсов стала Конференция ООН по окружающей среде, которая прошла в Стокгольме в 1972 г. Главным результатом которой стало появление относительно новой области национальной политики – окружающей среды. Тем не менее, до определенных пор эта проблема рассматривалась государствами как второстепенная.

В конце 1980-х гг. развитые страны начали воспринимать эту проблему по-иному. На этот раз через призму концепции устойчивого развития. Доминирующей позицией стала идея единства мира перед лицом общих проблем и концепция взаимозависимости: негативные экологические явления в одной стране получают свое отражение и в других странах.

Одновременно с этим велась дискуссия о наиболее приемлемых механизмах организации управления. В общественно-политических дискуссиях постепенно стала доминировать идея о необходимости перераспределения части управленческих полномочий негосударственным акторам, взаимоотношения которых будут строиться на основе механизмов открытого рынка. Первоначально концепция неолиберализма создавалась в экономической сфере, но, впоследствии получила свое развитие и в сфере управления природными ресурсами. Именно неолиберализм стал причиной массовой приватизации традиционно государственных отраслей (транспорт, производство энергии, очистка сточных вод и так далее) и перехода к управленческой парадигме «нового государственного управления», в результате влияние корпоративного сектора стало увеличиваться.

Следующим важнейшим событием в формировании механизмов международного управления ресурсами стала Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (1992 г.), впервые объединив усилия государств и неправительственных акторов, в частности с экологическими НПО и корпоративным сектором.

В связи с этим получили развитие дискуссии о возможных способах организации управления ресурсами. Ученые стали говорить о необходимости объединения усилий трех секторов – правительственного, коммерческого и гражданского.

Эти теории в научной литературе стали связывать с концептом «governance». Чтобы подчеркнуть новизну концепции, ученые стали обращаться к исследованию антипода – концепту «government». Г. Стокер, например, связывал понятие «government» с органами, действующим на уровне государства и организующим общественное коллективное действие, а «governance» - это новый подход к управлению, говорящий о том, что граница между публичным и частным, международным и внутриполитическим размывается.[8]

Преломление этой концепции в области защиты окружающей среды связывается со все большим предпочтением регулирования взаимоотношений на основе сотрудничества между акторами, самоорганизации и внедрения рыночных механизмов. Такой подход подразумевает перераспределение государством своих полномочий. В его ведении остаются ключевые направления: формирование среды взаимодействий, обеспечение законности и деятельность в сфере безопасности. Тогда как директивное регулирование государством в области решения экологических проблем подлежит замещению косвенными регуляторами: организация государственно-частного партнерства, налогообложение, квотирование (как добычи природных ресурсов, так и в области регулирования выбросов, например углекислого газа или серы), добровольные соглашения и управление на основе формирования сообществ (например, системы саморегулируемых организаций), экологическая сертификация.

Обеспечение устойчивого развития и экономического роста требуют уравновешенного подхода в отношении использования природных ресурсов, обязательным условием которого будет обеспечение заботы о будущих поколениях. Поэтому, формирование принципиальных основ, выработка единых подходов в отношении не только использования, но и обеспечения сохранности всех экосистем нашей Планеты – становится одним из важнейших направлений исследований в наше время. Однако, в отличие от национально-территориальных ресурсов, существуют также международные ресурсы, которые по подсчетам занимают две трети всей поверхности земли[9], а так же биоразнообразие, климатические ресурсы и взаимодействие в сфере освоение космических пространств (в частности околоземного пространства).

Управление ими особенно затруднено в связи с отсутствием общих принципов и механизмов регулирования их совместного использования, а так же стимулов формирования концепций и конкретных действия по их сбережению у государств и частных компаний (ТНК). Мы обращаемся именно к этим аспектам проблемы управления глобальными ресурсами.

Особую актуальность тема проведенного исследования приобретает для нашей страны. В соответствии с положениями Экологической доктрины (2002 г.) устойчивое развитие Российской Федерации, высокое качество жизни и здоровья ее населения, а также национальная безопасность могут быть обеспечены только при условии сохранения природных систем и поддержания соответствующего качества окружающей среды. Для этого необходимо формировать и последовательно реализовывать единую государственную политику в области экологии, направленную на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов. Сохранение и восстановление природных систем должно быть одним из приоритетных направлений деятельности государства и общества[10].

В связи с расширением возможностей человечества, которое все дальше продвигается в исследовании полюсов, Мирового океана, а также ближнего космоса, можно спрогнозировать расширение активности стран, международных сообществ и негосударственных акторов (в том числе ТНК) в этих сферах, что в свою очередь, потребует разработки унифицированных принципов.

Не менее актуальна проблема, связанная со спецификой способов и методов регулирования использования природных ресурсов. Все более востребованными становятся методы непрямого управления, на основе сотрудничества акторов и формирование системы межуровневого взаимодействия. Построение глобальной системы управления ресурсами послужит примером для развития партнерских взаимоотношений: именно сотрудничество, кооперация и переговоры становятся наиболее востребованными способами взаимодействия.

Объект исследования: глобальное управление природными ресурсами.

Предмет исследования: современные концепции, механизмы, инструменты и принципы глобального управления природными ресурсами. В рамках настоящего исследования политические аспекты регулирования природных ресурсов связываются в первую очередь с концепциями глобального соуправления (global governance) в противоположность концепциям управления (management и government).

Цель исследования: анализ глобальных политических инструментов регулирования природных ресурсов, процессы вертикальной (национальный, региональный и местный уровни управления) и горизонтальной децентрализации, расширения управленческих полномочий и ответственности, обеспечения прозрачности и подотчетности механизмов реализации властных полномочий, формирование способов взаимодействия на основе принципов соуправления государств и негосударственных акторов (НПА, представители бизнес-сообществ, научная среда и экспертные сообщества, местные общины, индивиды).

Достижению поставленной цели способствовало выполнение следующих задач:

  1. Теоретико-методологическое исследование концепции управления (governance), выявление сходств и различий с концепцией «нового государственного управления» (New public management) и концепцией государственного управления (government) в области управления природными ресурсами.
  2. Исследование концепции «глобальное управление» в контексте регулирования использования природных ресурсов и обеспечения сбережения экосистем.
  3. Выявление и исследование подходов, стратегий и инструментов управления природными ресурсами с акцентом на современных формах осуществления политического регулирования.
  4. Исследование современных глобальных механизмов управления природными ресурсами, механизмов распределения и реализации властных полномочий, обеспечения исполнения выработанных унифицированных подходов всеми заинтересованными сторонами, разграничения сфер ответственности различных акторов.
Теоретико-методологические основы исследования.

Работа основана на методологическом фундаменте системного подхода, который рассматривает современный мир как взаимосвязанную и целостную систему, в которой акторы находятся в непрерывном взаимодействии и взаимосвязи друг с другом. Такое взаимодействие является основой управления как неизменной и необходимой составляющей международной системы.

Важные теоретико-методологические основания предоставили теории, концепции и методы изучения взаимосвязи управления и политики (В.И. Буренко[136], Л.В. Сморгунов[137] и др.)

Исследования глобалистики и экополитологии также были важной опорой для диссертации (А.И. Костин[138], И.А. Василенко[139]).

Важными для нас являлись методы и приемы сравнительного анализа, которые помогали при сравнении систем управления как в категориально-понятийном, так и в эмпирическом понимании.

Научная достоверность исследования обеспечивается использованием широкого круга теоретических источников, нормативно-правовых актов и эмпирических данных.

Научная новизна исследования:
  1. Проведен сравнительный анализ понятия управления («governance») и концепции «Нового государственного управления» («New public management»). Определены сходства, различия и выявлены основные качественные характеристика каждой из концепций в сфере регулирования эффективного использования природных ресурсов и сохранения окружающей среды.
  2. Проведено исследование теоретико-методологических концепций понятия глобальное управление («global governance») и их применение в сфере управления природными ресурсами.
  3. Определено понятие «трагедии общности» и сформулированы варианты разрешения проблемы. Выявлены и исследованы инструменты международного управления природными ресурсами. Определены основные механизмы обеспечения эффективного управления природными ресурсами, как на глобальном уровне, так и на межгосударственном, государственном (национальном), региональном и местном уровне, в том числе на уровне местных общин и индивидов.
  4. Выявлены и исследованы механизмы горизонтальной и вертикальной интеграции в процессе соуправления ресурсами между основными заинтересованными сторонами: надгосударственные образования (Международные организации, комиссии, союзы и так далее), национальные государства, негосударственные акторы, транснациональные корпорации, представители научных сообществ и гражданское общество.
  5. Систематизированы современные механизмы управления глобальными ресурсами (водные ресурсы, биоразнообразие, климатические ресурсы, космическое пространство). Проведен комплексный и всесторонний анализ основных международных нормативно-правовых актов в сфере управления природными ресурсами.
Основные положения исследования:
  1. В условиях глобальных вызовов человеческой цивилизации, в число которых входят вопросы управления ресурсами (а так же экологические проблемы как составная часть проблематики управления «общими» ресурсами) разработка и активное внедрение принципов соуправления, осознание необходимости сотрудничества для решения проблем «трагедии общедоступности» глобальных ресурсов, есть тот наиболее адекватный механизм решения этих проблем. Отсутствие глобального органа (government) регулирования глобальных ресурсов (management) позволяет с высокой долей вероятности разработать и внедрить принципы глобального соуправления на основе равноправия участников и согласования общности целей, средств и методов соуправления (governance).
  2. Все большее развитие получает тенденция вовлечения негосударственных акторов в управление экосистемами. Этот процесс был начат на Конференции ООН по окружающей среде и развитию (1992 г.), а окончательно оформлен во время Всемирного саммита ООН по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (2002 г.) Получили распространение «договоры второго типа» - сотрудничество государств и межправительственных организаций с одной стороны, и представителями бизнес сообщества – с другой. Сотрудничество с негосударственными акторами позволяет официальным лицам использовать ресурсы и возможности, находящиеся в распоряжении этих акторов. Расширение сотрудничества и коммуникаций между государствами и негосударственными акторами (НПА, бизнес-сообщество, гражданское общество, местные общины, научное сообщество, индивиды) позволит аккумулировать устремления всех заинтересованных сторон и, таким образом, обеспечить более эффективное управление, позволит предупреждать развитие конфликтных ситуаций и, кроме того, отвечает требованиям участия, открытости и прозрачности происходящих процессов в сфере регулирования использования природных ресурсов и охраны окружающей среды.
  3. В настоящее время преобладают методы прямого регулирования различными международными процессами, в том числе и в сфере управления природными ресурсами. Однако все большее распространение получает применение новых, рыночных и сетевых механизмов управления. Переход к новым методам и инструментам также имеет важные политические последствия, которые выражаются в расширении вовлечения в процесс управления и предоставления все большей и независимости акторам, стимулировании диалога. Еще одним немаловажным феноменом использования более прозрачных механизмов - увеличение результативности управленческих действия. Отсутствие гибкости директивных методов является причиной их не высокой эффективности, что приводит к снижению стимулирования развития новых методов и технологий.
  4. Современные институты, инструменты и механизмы управления ресурсами характеризуется «многоуровневостью». Чаще всего действует система управления, где один из уровней принимает документы, в которых содержатся цели, другой избирает политические инструменты, с помощью которых будут достигаться обозначенные цели, а третий выполняет поставленные цели при помощи избранных средств. Система распределенных по уровням функций является более эффективной, чем системы, где все функции сосредоточены на одном уровне (например, международном). Диверсификация и распределение полномочий между уровнями позволит обеспечить учет условий, специфики и возможностей конкретной местности. Однако, «многоуровневость» может проявляться без функционального разделения в форме вовлеченности в процесс управления соответствующих акторов (региональных организаций, городского уровня). В любом из прочтений развитие эффективности неразрывно связано с расширением полномочий и выработкой механизмов подотчетности региональных и местных уровней управления.
  5. Переход к более либеральному управлению в методах, способах и парадигмах связан не в последнюю очередь с выбором государством конкретной стратегии. «Дерегуляция» не в полной мере позволит обеспечить требуемый результат, так как в реальности государство вовсе не теряет функции, а лишь отказывается от наиболее прямых способов контроля. Либеральные техники помогают государству в первую очередь делегировать ответственность за результаты регулирования. Таким образом, «договоры второго типа», мягкие инструменты и перераспределение функций на нижние уровни не означает ухода государства, а, по-прежнему, остается в рамках государственной политики. Другое дело, что это не отменяет свободы и влиятельности негосударственных акторов.

Теоретическая значимость исследования основывается на том, что уделяется большое внимание уточнению концепций «governance», «глобальное управление» и изучению понятия «глобальные ресурсы» в контексте эффективного регулирования использования природных ресурсов и обеспечения экологически устойчивого развития. Сделана попытка формирования систематизированного подхода к управлению природными ресурсами, в которые входят сформулированные в исследовании пути решения «трагедии общедоступности», стратегии управления и инструменты управления.

Практическая значимость выражается в том, что выведенный подход может помочь политикам в выборе того или иного метода и инструмента управления как национальными, так и международными природными ресурсами. Сравнительный анализ преимуществ и недостатков тех или иных методов должен помощь лицам, принимающим решения, осознать возможности применения инструментов в различных ситуациях. Кроме того, акцент на новых и перспективных методах управления, сделанный в исследовании, может сформировать представление о необходимости перехода к более гибким, эффективным и «политическим» методам. Последняя характеристика особенно важна, так как будет способствовать развитию политического сознания у общества.

Основное содержание исследования

В 1 главе «Глобальное управление природными ресурсами: теоретико–методологические концепции» проведено исследование теоретической базы изучения глобального управления природными ресурсами. Уделяется внимание теориям управления, глобального управления и рассматривается применение этих теорий в сфере управления ресурсами. В частности проводится исследование применимости концепции управления «governance» в различных сферах, в том числе и в сфере экологического регулирования. Проводится сравнение основных положений концепции «governance» с теориями «government» и «management» (в частности, с концепцией «нового государственного управления»). Концепция governance-управление отличается большим вовлечением и расширением полномочий негосударственных акторов в процесс управления.

Уделяется большое внимание отличиям политики от управления. Политика занимается постановкой цели и преодолением альтернатив. По нашему мнению, этим отличается понятие «governance» от концепции «management», которая характеризуется как способ достижения определенной цели с использованием определенных средств.

Выявляются сходства и различия между «governance» и теорией политических сетей. Основное различие – это акцент теории «governance» на том, что помимо иерархического метода и рынка появляются новые, постиндустриальные способы управления, важную роль среди которых играют политические сети.

Поднимается важный для отечественных исследований и все еще не решенный вопрос об адаптации термина «governance» для российской науки. Наиболее подходящими вариантами перевода на наш взгляд являются: «управление», «регулирование» и, в особенности, «соуправление».

Далее приведены основные подходы к пониманию концепции соуправления, в том числе – определение Всемирного банка, «Программы развития» ООН (известное как «благое управление» - good governance), ОЭСР, «государственнический» подход.

Проведена аналогия феномена «governance» с концепцией «делиберативной демократии» Ю. Хабермаса.

Далее проводится анализ концепции «глобального управления» – global governance.

Приводится исторический обзор теоретических концепций всемирного управления. Особенное внимание уделяется смещение акцентов и переходу от проекта «мирового правительства» к интенсивному и детализированному изучению проекта «глобального управления».

Далее мы обращаемся к концепциям глобального управления. Сначала анализирует подход «управления без правительства» Дж. Розенау в сфере мировой политики. В следующем подпункте мы обращаемся к отечественной классификации теорий глобального управления (СВОП), предлагаем свои варианты дополнения этой классификации.

Проводится разграничение между аналитическим, нормативным и дискурсивным пониманием глобального управления (подход Ф. Паттберга). Отмечается, что зачастую применяется смешанная теоретическая стратегия, объединяющая элементы двух или даже трех подходов.

Проводится исследование различных пониманий «глобальности» управления (регулирование высшего уровня, регулирование всех уровней, «территориальное» понимание, регулирование от лица всего мира, «глобальность» проблем), объекта управления (управление процессами и управление территориями) и иерархии участников (многополярность, наднациональность и борьба государств).

Формулируется обобщенное представление о «глобальном управлении»: отказ от теорий мирового правительства; участие, как государств, так и других акторов мировой политики; отсутствие единого организационного принципа для управления, сложность и противоречивость взаимоотношений между акторами; «единая глобальная воля» как результат отношений управления.

Далее исследуются теоретические концепции управления природными ресурсами.

Мы рассматриваем ключевое для нас понятие «глобальных ресурсов». По мнению автора необходимо разделять глобальные природные ресурсы как экстерриториальные природные образования, и системы, которые хоть и являются глобальным общим достоянием, но их происхождение связано с деятельностью человека. Также мы считаем, что общие природные системы должны быть дополнены в рамках понятия «глобальных ресурсов» теми ресурсами, которые хоть и относятся к государственным, но их состояние важно для всего мира.

Приводится описание становления межгосударственной системы управления основными глобальными ресурсами. Далее рассматриваются перспективные формы управления, а именно, «договоры второго типа». Важную интерпретацию режимов соуправления государств и негосударственных акторов предлагает теория eco-governmentality, подходящая к ним с «государственнических» и «критических» позиций.

Проводится описание концепции «ядер глобального дизайна», включающую теоретические находки зарубежных ученых и специалистов в рамках понятия governance в области глобальных ресурсов.

Во 2 главе «Политические инструменты управления природными ресурсами» проведено исследование механизмов управление глобальными природными ресурсами.

Первая часть посвящена изучению базового вопроса сложности эффективного регулирования использования общих ресурсов. Эта проблема известна в науке как «трагедия общности» (the tragedy of the commons)[140].

Рассматриваются основные варианты решения «трагедии», выделяемые исследователями. Мы обобщаем эти находки, разделяя четыре варианта «выхода»: международная кооперация, национализация, мировое правительство и «фатализм» (неразрешимость проблемы). Наиболее предпочтительным вариантом решения проблемы, по мнению автора, будет формирование механизмов международного сотрудничества.

Далее проводится исследование механизмов сотрудничества акторов в процессе управления использованием ресурсов. Эти механизмы мы называем политическими инструментами (policy instruments) и подразделяем на «международные нормативно-правовые акты» и «механизмы реализации положений нормативных документов». Использование сходных механизмов представляет собой «стратегии» управления.

Проводится исследование положений международных нормативно-правовых актов в сфере управления природными ресурсами и охраны окружающей среды, которые подразделяются на договоры, соглашения, конвенции, декларации, хартии, обмен нотами и др. Выделяются различия между ними, а также отмечается отсутствие строгого соотношения между типами договоров и их наименованиями.

Проведено различие между типами стратегий: традиционное регулирование, рыночное и «информационно-сетевое».

Далее мы обращаемся к среде и условиям экологического управления. Проведена характеристика «многоуровневости» и «многоакторности» современных механизмов экологического управления, так как оно вовлекает в сети коммуникации и взаимодействия акторов на различных уровнях: глобальный, региональный, национальный, городской, местный и т.д. Описаны условия эффективного управления: обеспеченность информацией, разрешение конфликта, обеспечение подчинения нормам и обеспечение инфраструктуры.

Проводится обзор политических инструментов: традиционных (прямое государственное обеспечение общественных благ, регулирование технологий, регулирование исполнения) и также «инновационных». Среди них рассматриваются рыночные механизмы (налоги, квотирование выбросов, плата за недропользование (так называемые лицензионные сборы) и другие) и информационно-сетевые инструменты (экологическая маркировка, добровольные соглашения и т.д.)

Выявлены основные факторы, определяющие выбор конкретных инструментов. Вслед за Джорданом, Вурцелем и Зито[141] мы выделяем три теории, объясняющие выбор государством того или иного инструмента: идейный подход, контекстуальный подход и хаос-подход.

В заключительной части главы формулируются общие характеристики глобального управления природными ресурсами, которое в большей степени зависит именно от принятых решений на государственном уровне. Существует два этапа формирования и внедрения механизма управления (на первой стадии государства заключают международный договор, на второй определяют методы достижения целей и воздействуют на основных «загрязнителей»). Несмотря на внедрение практики наднационального определения инструментов, наиболее результативным будет подход, согласно которому именно государство должно определять метод достижения поставленных «наверху» целей.

Глава 3 «Современные механизмы и инструменты глобального управления основными природными ресурсами» посвящена исследованию конкретных механизмов и инструментов управления ресурсами, на основе описанных в предыдущих частях диссертации теоретико-методологических концепций.

Автором проводится исследование посвящен исследованию современных управленческих практик на различных уровнях в сфер регулирования атмосферных и климатических ресурсов. Автором отмечается характерная для этой сферы «многоуровневость» и «многоакторность». Приводится описание понятия «транснациональное управление климатом». Одним из важнейших отличительных особенностей управление атмосферными ресурсами является использование рыночных инструментов регулирования (Разрешения с правом переуступки (tradable permits) и др.)

В отличие от климатических ресурсов и атмосферы регулирование водных ресурсов в большей степени построено на основе мегосударственного сотрудничества. Ряд международных нормативно-правовых актов довольно четко определяет порядок взаимодействия заинтересованных сторон и сферы ответственности каждого актора.

Основные усилия международного сообщества в сфере взаимодействия в процессе освоения космического пространства заключаются в формировании равных возможностей его исследования и использования всеми заинтересованными сторонами и предотвращение возникновения конфликтных ситуаций. Ключевым нормативно-правовым актом в этой области является Договор о космосе (1967), в котором космическое пространство названо «общим наследием человечества».

Инструменты и механизмы международного и государственного взаимодействия в сфере сохранения биоразнообразия. Основополагающим документом в этой сфере является Конвенция о биологическом разнообразии (1992), определяющая общие принципы деятельности акторов, важнейшими из которых являются государства, однако немаловажная роль принадлежит международным организациям (Всемирный фонд дикой природы (WWF), Гринпис и др.), местным сообществам и индивидам, специфика деятельности которых рассматривается в рамках настоящего раздела.

Основное отличие управления лесными угодьями связано с тем фактом, что одной стороны, они относятся к сфере регулирования биоразнообразием, а с другой связаны с проблемами изменения климата. В управлении лесами значительную роль играют частные акторы и смешанные партнерства государств и частных организаций. Большинство инструментов, которые используются в управлении лесами, связаны с рыночными механизмами и разнообразными соглашениями.

Далее исследованы механизмы управления полюсами Земли. Отмечается, что режимы Арктики и Антарктики существенно отличаются друг от друга. Управление Антарктикой построено на основе международных и межгосударственных соглашений – одна из форм механизма решения «трагедии общедоступности» на основе соглашений и соуправления. Тем не менее, в будущем, когда закончится действие Договора об Антарктике, возможен переход к национализации отдельных территорий. Режим Арктики отличается развитием принцип субсидиарности, при котором более четко определены зоны ответственности каждого актора и значительная часть управленческих полномочий передана местным общинам.

В Заключение диссертационного исследования подводятся итоги, обобщаются результаты и формируются основные выводы диссертационного исследования.

Библиография:

 [1] Schwartz, Peter and Randall, Doug. An Abrupt Climate Change Scenario and Its Implications for United States National Security. GBN Global Business Network, October 2003 http://www.mindfully.org/Air/2003/Pentagon-Climate-Change1oct03.htm

[2] См. подробнее: Экологическая доктрина Российской Федерации (одобрена распоряжением Правительства РФ от 31 августа 2002 г. N 1225-р) http://www.priroda.ru/law/detail.php?PAGEN_1=3&ID=6445&sphrase_id=2046

[3] ООН: В мире остро не хватает питьевой воды. Статья: http://www.bbc.co.uk/russian/international/2012/03/120311_water_forum.shtml

[4] Материалы форума за 2009 год. http://waterforum.ru/materials_forum/?year=2009

[5] Решение II Всероссийской конференции «Вопросы совершенствования природоохранного законодательства и государственной системы управления в сфере охраны окружающей среды и природопользования» 10.12.2010

http://www.priroda.ru/events/detail.php?ID=10295&sphrase_id=2046

[6] Статья Качество управления природными ресурсами в РФ признали наихудшим Газета "Коммерсантъ", №16 (4801), 31.01.2012

[7] Писарев В. Глобальное соуправление ресурсами // Международные процессы. Том 5. Номер 3(15). Сентябрь-декабрь 2007. http://www.intertrends.ru/fifteen/009.htm

[8] Stocker, Gerry. Governance as Theory // International Social Science Journal, 155, 1998. P. 17

[9] Young, Oran R. Governing International Spaces: Antarctica and Beyond http://si-pddr.si.edu/jspui/bitstream/10088/16187/1/32.Young.SD.web.FINAL.pdf

[10] Экологическая доктрина Российской Федерации (одобрена распоряжением Правительства РФ от 31 августа 2002 г. N 1225-р) http://www.priroda.ru/law/detail.php?PAGEN_1=3&ID=6445&sphrase_id=2046

[11] Дж. Н. Розенау. Управление, порядок и изменения в мировой политике // Управление без правительства: порядок и изменения в мировой политике / Под ред. Дж.Н. Розенау и Эрнста-Отто Шемпиля (New York: Cambridge University Press, 1992). http://www.worldpolit.ru/dl/gwg_rus.doc

[12] Stocker, Gerry. Governance as Theory // International Social Science Journal, 155, 1998.

[13] Peters, B. Guy and Pierre, John. Governance Without Government? Rethinking Public Administration. // Journal of Public Administration: Research and Theory, vol. 8, № 2, 1998.

[14] Torfing Jacob. Governance network theory: towards a second generation. // European political science: 4, 2005

[15] World Bank. 1994. Governance: The World Bank’s Experience. Washington. P. VII

  1. [16]Good Governance and Sustainable Human Development. – Governance for Sustainable Human Development. A UNDP Policy Document. 2002

[17] Public Sector Modernization: a New Agenda. Executive Summary 2002. – 26th Session of the Public Management Committee of OECD

[18] Сморгунов Л.В. Сравнительный анализ политико-административных реформ: от нового государственного менеджмента к понятию "governance" // Политические исследования (Полис). 2003. № 4.

[19] Розенау Джеймс. Управление неуправляемым. http://www.worldpolit.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=63&Itemid=29

[20] Commission on Global Governance. Our Global Neighborhood. Oxford University Press, 1995 http://www.sovereignty.net/p/gov/gganalysis.htm

[21] Young O. International Regimes. Ithaca, 1989

[22] Монбриаль Тьери де. «Мир стал многополярным, разнородным и глобальным…». // Международные процессы. Том 7. Номер 3(21). Сентябрь–декабрь 2009. http://www.intertrends.ru/twenty-first/006.htm

[23] Бек У. 2001. Что такое глобализация?

[24] Cable V. Globalization and Global Governance. London: RIIA/Pinter. 1999.

[25] Cooper R. The Postmodern State and the New World Order. London: The Foreign Policy Centre. 2000.

[26] Lawrence S. Finkelstein, “What Is Global Governance?” Global Governance 1, no. 3 (1995).

[27] Groom A., Powell D. From World Politics to Global Governance – A Theme in Need of a Focus. // Contemporary International Relations. L-NY: Pinter Publishers. 1994.

[28] David Held, Anthony McGrew, David Goldblatt, and Jonathan Perraton, “Global Transformations: Politics, Economics and Culture”. Stanford: Stanford University Press, 1999; McGrew A. Liberal internationalism: between realism and cosmopolitanism // Governing Globalization: Power, Authority and Global Governance / D. Held, A. McGrew (eds.). Polity Press, 2002.

[29] Сенарклен П. Международные организации перед лицом глобализации // Международный журнал социальных наук. 2002. № 37.

[30] Falk R. Human Rights Horizons: The Pursuit of Justice in a Globalizing World. NY, L.: Routledge, 2000.

[31] Dingwerth Klaus and Pattberg Philipp. Global Governance as a Perspective on World Politics. // Global Governance 12 (2006).

[32] Mueller Ph.S. Democratizing Global Governance. San Francisco, April 6, 2004 http://www.mty.itesm.mx/egap/centros/caep/imagenes/REDIP/democracy-global_gov.pdf

[33] Месснер Д. Архитектура мирового порядка // Международная политика. 1998. № 11;

[34] Нушелер Фр. Новая мировая поитика. Многополярность вместо мира по-американски // Internationale Politik, 1998. Вып. 11, ноябрь (на русском языке).

[35] Барабанов О.Н. Глобальное управление и глобальное сотрудничество // Глобализация: человеческое измерение. М., 2002; Барабанов О.Н. Проблемы глобального управления: выбор аналитической парадигмы.// Интернет-журнал «Вся Европа.ru» Выпуск 9(36) / 2009.

[36] Лебедева Т.П. Каким быть глобальному управлению? // Вестник Московского университета. Серия 21. Управление (государство и общество) №1 – 2006 г.

[37] Вебер А. Б. Современный мир и проблема глобального управления // Век глобализации.–1/2009

[38] Косолапов Н. А. Международно-политическая организация глобализирующегося мира: модели на среднесрочную перспективу // Общественные Науки и Современность. 200. №6.

[39] Кувалдин В.Б. Глобализация и новый мировой порядок / В. Б. Кувалдин // Современные международные отношения и мировая политика: Учебник для вузов/ Отв. ред. А.В. Торкунов; МГИМО(У) МИД России. – М.: Просвещение, 2004. – С.89-106.

[40] Михайленко В.И. Глобализация и глобальное управление. Екатеринбург, 2008 г.

[41] Никонов В. Глобализация и государство. Тезисы к докладу СВОП. http://www.nasledie.ru/global/17_1/article.php?art=14

[42] Hardin G. "The Tragedy of the Commons". Science 162 (3859): 1243–1248. 1968. http://www.garretthardinsociety.org/articles/art_tragedy_of_the_commons.html

[43] Hartzog, Paul B. Global Commons: Is Definition Possible? The University of Utah. April 2003

[44] Buck Susan J. The Global Commons: An Introduction. Washington, D.C.: Island Press, 1988

[45] Ulatowska Lisinka. Governance of the global commons by the people: a UN lobby. http://p2pfoundation.ning.com/profiles/blogs/governance-of-the-global

[46] Костин А.И. Экополитология и глобалистика. Учебное пособие. М., 2005. Стр. 301-327

[46] http://unesdoc.unesco.org/images/0011/001175/117569R.pdf

[47] Бучкин Н.М. Системная концепция ценности и управления природными ресурсами // Использование и охрана природных ресурсов в России: Инф.-аналит. бюл. - 2004. - N 4. - С.15-23.

  1. [48] Vogler, Studying the Global Commons: Governance Without Politics // Handbook of Global Environmental Politics. Dauvergne, Peter (ed.), Northampton, MA : Edward Elgar, 2005.

[49] Dietz T., Ostrom E., Stern P.C. The struggle to govern the commons., Science (New York, N.Y.), 2003, 302 (5652); Ostrom, E. Governing the Commons – The Evolution of Institutions for Collective Action, Cambridge: Cambridge University Press, 1990

[50] См. Quilligan, James Bernard. People Sharing Resources. // Kosmos Journal Fall/Winter 2009, Vol. IX, No. 1.

[51] Soroos, Marvin S. The Endangered Atmosphere: Preserving a Global Commons. Columbia, SC: University of South Carolina Press, 1997; Soroos, Marvin S. Garrett Hardin and tragedies of global commons // Handbook of Global Environmental Politics. Dauvergne, Peter (ed.), Northampton, MA : Edward Elgar, 2005

[52] Young O.R. International Governance: Protecting the Environment in a Stateless Society. Ithaca: Cornell Univ. Press, 1994

[53] Rayner, Steve. Governance and the Global Commons. Global Governance, Ethics and Economics of the World Order. Desai, Meghnad, Redfern Paul (eds.). Pinter, London, 1995

[54] Adger W. Neil. Governing natural resources: institutional adaptation and resilience // Negotiating environmental change: new perspectives from social science. Berkhout F, Leach M, Scoones I (eds.). Cheltenham: Edward Elgar, 2003.

[55] Bodin Örjan, Crona Beatrice and Ernstson Henrik. Social Networks in Natural Resource Management: What Is There to Learn from a Structural Perspective? // Ecology and Society 11(2) http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss2/resp2/ES-2006-1808.pdf

[56] Писарев В. Глобальное соуправление ресурсами // Международные процессы. Том 5. Номер 3(15). Сентябрь-декабрь 2007 http://www.intertrends.ru/fifteen/009.htm

[57] Фененко Алексей. Международное соперничество за освоение общих пространств // «Международные процессы», том 8, №1 (22). Январь-апрель 2010

[58] Гаврилов В.П. Общество и природная среда / Гаврилов В.П., Ивановский С.И. - М.: Наука, 2006. - 212с.

[59] Кашин В.И. Природные ресурсы как часть национальных богатств России // Использование и охрана природ. ресурсов в России. - 2009. - N 5. - С.3-5.

[60] Макеев Ю.А. Ресурсы России в глобальном контексте // Вестн. Рос. акад. наук. - 2009. - Т.79, N 5. - С.419-423.

[61] Фонд содействия институтам суверенитета в международных пространствах. Международные пространства будущего или новый этап международных отношений. Москва, 2010. http://www.unitednations.ru/data/article/1293022438_isf.doc

[62] Joyner, Christopher C. Rethinking International Environmental Regimes: What Role for Partnership Coalitions? // Journal of International Law and International Relations. Volume 1, Issues 1-2 (December 2005).

[63] Biermann, Frank; Chan, Man-san; Mert, Aysem; Pattberg, Philipp. Multi-stakeholder Partnerships for Sustainable Development: Does the Promise Hold? Vrije Universiteit Amsterdam, Netherlands, 2007

[64] Death Carl. One World Comes to One Country? Governing Sustainable Development From the Johannesburg Summit. Ph.D thesis, University of Aberystwyth, 2009

[65] Фуко Мишель. Воля и истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. Пер. с франц.- М., Касталь, 1996

[66] Bemelmans-Videc, M.L. Introduction: Policy Instrument Choice and Evaluation // Bemelmans-Videc, M.L., Rist R. and Vedung E., Carrots, Sticks and Sermons: Policy Instruments and Their Evaluation. London: Transaction Publishers, 1998

[67] Brigham J. and Brown D.W. Political Implementation. 1988

[68] Etzioni A. A Comparative Analysis of Complex Organizations. Glencoe, Ill: Free Press, 1961

[69] Jordan A., Wurzel R. K., Zito A. and Brückner L. The Innovation and Diffusion of ‘New’ Environmental Policy Instruments (NEPIs) in the European Union and its Member States // Proceedings of the 2001 Berlin conference on the human dimensions of global environmental change “Global environmental change and the nation state” F. Biermann, R. Brohm, K. Dingwerth (eds.), Potsdam Institute for Climate Impact Research, 2002

[70] Sterner, T. Policy Instruments for Environmental and Natural Resource Management, RFF Press, Resources for the Future, Washington DC, 2002

[71] Jaffe, Judson and Stavins, Robert N. Linkage of Tradable Permit Systems in International Climate Policy Architecture. 2008

[72] Borkey P. and Leveque F. Voluntary Approaches for Environmental Protection in the EU. ENV/EPOC/GEEI (98) 29/final, Paris: OECD, 1998.

[73] Golub, J. New Instruments for Environmental Policy in the EU: Introduction and Overview // New Instruments for Environmental Policy in the EU. J. Golub (ed.), London: Routledge, 1998

[74] Ruddle K. Traditional community-based coastal marine fisheries management in Viet Nam // Ocean & Coastal Management, Volume 40, Issue 1, July 1998

[75] Anderson, C. Comparative Policy Analysis: The Design of Measures. Comparative Politics, 4, 1971

  1. [76]Economic Instruments for Pollution Control and Natural Resources Management in OECD Countries: a Survey, Paris: OECD, 1999

[77] World Bank. Five Years after Rio: Innovations in Environmental Policy, Environmentally Sustainable Development Studies and Monograph Series No. 18, 1997

[78] Lafferty, William and Meadowcroft, James. Concluding Perspectives // William Lafferty and James Meadowcroft (eds.). Implementing Sustainable Development. Oxford: Oxford University Press, 2000

[79] Hall, Peter. Policy Paradigms, Social Learning, and the State. The Case of Economic Policymaking in Britain // Comparative Politics, 1993.

[80] Sabatier, Paul. The Advocacy Coalition Framework: Revisions and Relevance for Europe // Journal of European Public Policy, 5, 1, 1998.

[81] North, D. Institutions, Institutional Change and Economic Performance, Cambridge: Cambridge University Press, 1990

[82] Policy Styles in Western Europe. Richardson J. (ed.). London: George Allen and Unwin, 1982

[83] Cohen, M., March, J. and Olsen, J. A Garbage Can Model of Organizational Choice // Administrative Sciences Quarterly, 17, 1972

[84] Kingdon, John. Agendas, Alternatives and Public Policies, 1984

[85] Sand, Peter H. Transnational environmental law: Lessons in global change. London: Kluwer Law International, 1999

[86] Driesen, David M. Global Versus National Instrument Choice // Proceedings of the 2001 Berlin conference on the human dimensions of global environmental change “Global environmental change and the nation state”. F. Biermann, R. Brohm, K. Dingwerth (eds.), Potsdam Institute for Climate Impact Research, 2002

[87] Biermann Frank. Beyond the intergovernmental regime: recent trends in global carbon governance // Current Opinion in Environmental Sustainability, 2010

[88] Andonova L.B, Betsill M.M, Bulkeley H. Transnational climate governance // Global Environmental Politics 2009, 2:52-73

[89] Pattberg P., Stripple J. Beyond the public and private divide: remapping transnational climate governance in the 21st century // International Environmental Agreements 2008, 4:367-388.

[90] Wara, M. Is the global carbon market working? // Nature, 2007, 445, 595–596.

[91] Соколовский В.Г. Атмосферный воздух России // Использование и охрана природ. ресурсов в России. - 2005. - N 1. - C.96-108.

[92] Peterson, M.J. International Fisheries Management // Institutions for the Earth: Sources of Effective International Environmental Protection. Peter M. Haas, Robert O. Keohane and Marc A. Levy (eds.). Cambridge, MA: MIT Press, 1993

[93] Stiles Daniel. The Ivory Trade and Elephant Conservation Environmental Conservation // Environmental Conservation 31 (4), 2004: 309–321

[94] Дежкин В.В. Кому управлять биологическими ресурсами России // Использование и охрана природ. ресурсов в России. - 2005. - N 5. - С.69-77.

[95] Национальная Стратегия сохранения биоразнообразия России. М., 2001. 76 с. http://www.biodat.ru/vart/doc/gef/A25.html

[96] Selnes T.A., van Bavel M.A.H.J., van Rheenen T. Governance of Biodiversity. Wageningen, 2006. P. 82 http://www.wotnatuurenmilieu.wur.nl/NR/rdonlyres/11EA110D-8E41-4092-8802-9909A93B446A/34721/WOtwerkdocument42webversie.pdf

[97] Angelsen A., Appelstrand M. Core components of the international forest regime complex // Rayner, J., Buck, A. & Katila, P. (eds.) Embracing Complexity: Meeting the Challenges of International Forest Governance. International Union of Forest Research Organizations: World Series Vol. 28, 2010

[98] Gale, Fred P. The Tropical Timber Trade Regime. New York: St. Martin’s Press, 1998

[99] Pattberg Philipp H. The Forest Stewardship Council: Risk and Potential of Private Forest Governance // The Journal of Environment Development 2005; 14; 357 http://www.people.fas.harvard.edu/~hiscox/Pattberg.pdf

[100] Страхов В.В. Леса мира и России / Страхов В.В., Писаренко А.И., Борисов В.А. // Использование и охрана природных ресурсов в России. - 2001. - N 9. - С.49-63. Страхов В.В. О реформе лесоустройства в России / В.В.Страхов, А.И.Писаренко // Использование и охрана природ. ресурсов в России. - 2010. - N 3. - С.23-34; N 4. - С.33-36; N 5. - С.33-38.

[101] Kimbell L.A. Regional Ocean Governance. IUCN, U.K. 2003.

  1. [102]Mitchell. Coastal Management Since 1980: The U.S. Experience and its Relevance for Other Countries // Ocean Yearbook, 6, 1986

[103] Писарев Владимир. Дипломатия океанического соуправления // Международные процессы Том 5. Номер 2(14). Май-август 2007 http://www.intertrends.ru/fourteen/001.htm

[104] Данилов-Данильян В.И. Управление водными ресурсами. Согласование стратегий водопользования / В.И.Данилов-Данильян, И.Л.Хранович. - М.: Научный мир, 2010. - 229с.

[105] Григорьев Е.Г. Водные ресурсы России: Проблемы и методы государственного регулирования. - М.: Науч. мир, 2007. - 237с.

[106] Крусиян М. Проблема водных ресурсов в глобальной перспективе // Вестн. Моск. ун-та. Сер.18. Социология и политология. - 2010. - N 3. - С.260-266.

[107] Gallagher Nancy. Space Governance and International Cooperation // Astropolitics, Volume 8 Issue 2, May 2010. P. 5 http://www.cissm.umd.edu/papers/files/space_governance_and_international_cooperation.pdf

[108] Jill Stuart. Unbundling sovereignty, territory and the state in outer space // Securing outer space. Natalie Bormann, Michael Sheehan (eds.). Routledge, 2009

[109] Sheehan Michael J. The international politics of space. Routledge, 2007

[110] Jakhu Ram. Legal Issues Relating to the Global Public Interest in Outer Space. 2005 http://drum.lib.umd.edu/bitstream/1903/7916/1/jakhu.pdf

[111] Крутских А. Космос в политическом измерении // Международные процессы Том 5. Номер 2(14). Май-август 2007 http://www.intertrends.ru/fourteen/002.htm

[112] Young, Oran R. Governing International Spaces: Antarctica and Beyond http://si-pddr.si.edu/jspui/bitstream/10088/16187/1/32.Young.SD.web.FINAL.pdf

[113] Протокол по охране окружающей среды к Договору об Антарктике, 04.10.1991 Мадрид http://www.ats.aq/r/ep.htm

[114] Научный комитет по антарктическим исследованиям (СКАР). http://www.scar.org/

[115] Стратегия развития деятельности Российской Федерации в Антарктике на период до 2020 года и на более отдаленную перспективу (распоряжение Правительства РФ от 30.10.2010 № 1926-р http://правительство.рф/gov/results/12869/

[116] Додин Д. А. Устойчивое развитие Арктики (проблемы и перспективы). — СПб.: Наука, 2005.

[117] Харлампьева Н. К., Лагутина М. Л. Транснациональная модель арктического управления в XXI веке // Арктика и север, 2011, №3. http://narfu.ru/upload/iblock/99b/mmjclgddqfxfpwaqnftwlaiwdovixetlcz%20ztrfwemlpdul%20zgkpzqbvrqxrczudcixeavln%20pakthltvlunpmpmipszi.pdf

[118] Конышев В. Н., Сергунин А.А Арктическое направление внешней политики России // Обозреватель-Observer. 2011, № 3, Конышев В. Н., Сергунин А. А. Арктические стратегии стран Северной Америки и Россия // Россия и Америка в XXI веке. 2011, № 2

[119] Большаков В.Н. Освоение Арктики: риск утраты биологических ресурсов / В.Н.Большаков, В.Д.Богданов // Наука. Общество. Человек: Вестник Урал. отд-ния РАН. - 2009. - N 3. - С.29-35.

[120] Борьба за природные ресурсы Арктики / В.В.Васильев, А.В.Истомин, В.С.Селин, М.А.Жуков // ЭКО. - 2007. - N 1. - С.41-56.

[121] Управление в Арктике в эпоху трансформации: основные проблемы, принципы управления и перспективы. Отчет Международного проекта «Управление в Арктике». http://img9.custompublish.com/getfile.php/1479813.1529.ytbvprffty/AGP+Report+Russian.pdf?return=www.arcticgovernance.org

[122] http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/index.shtml

[123] http://www.luna.ru/?page=law&go=1

[124] http://www.unoosa.org/oosa/ru/SpaceLaw/gares/html/gares_21_2222.html

[125] http://www.rise.odessa.ua/texts/M_K_EHLEKTROSVJAZI82.php3

[126] http://zelenyshluz.narod.ru/conv_les/tropic.htm

[127] http://unfccc.int/2860.php

[128] http://www.cdmgoldstandard.org/

[129] http://live.c40cities.org/

[130] http://www.cbd.int/

[131] http://www.pefc.org/

[132] http://www.intertrends.ru/

[133] http://www.wri.org/

[134] http://www.world-governance.org/spip.php?mot29

[135] См. напр. Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций. Состояние лесов мира 2011 г. Рим, 2011 год http://www.fao.org/docrep/013/i2000r/i2000r00.htm

[136] Буренко В.И. Власть - политика - управление в системе отношений "общество - государство" // Государство и политика, 4. - 2004.

[137] Сморгунов Л.В. Сравнительный анализ политико-административных реформ: от нового государственного менеджмента к понятию "governance" // Политические исследования (Полис). 2003. № 4.

[138] Костин А.И. Экополитология и глобалистика. Учебное пособие. М., 2005.

[139] Василенко И.А. Политическая глобалистика. «Логос», 2000

[140] Hardin G. The Tragedy of the Commons. P. 1244

[141] Jordan A., Wurzel R. K., Zito A. and Brückner L. The Innovation and Diffusion of ‘New’ Environmental Policy Instruments (NEPIs) in the European Union and its Member States // Proceedings of the 2001 Berlin conference on the human dimensions of global environmental change “Global environmental change and the nation state” F. Biermann, R. Brohm, K. Dingwerth (eds.), Potsdam Institute for Climate Impact Research, 2002

e-max.it: your social media marketing partner